Инструктор по выживанию из Иркутска рассказал о суровом увлечении

Иркутянин, который в огне не горит и в воде не тонет. Он хоронил себя заживо и жил в лесу несколько дней в сорокаградусный мороз. И это еще не все испытания, через которые прошел 31-летний Михаил Бобошко. Инструктор по выживанию рассказал о своем суровом увлечении WEACOM.RU.

Инструктор по выживанию из Иркутска рассказал о суровом увлечении

Холод. Лес. Сломанные топоры

Все началось с того, что знакомый Михаила решил запустить курсы по выживанию и предложил ему в них поучаствовать. Вместе они тщательно подготовились, набрали команду и отправились в сорокаградусный мороз в лес, где им нужно было прожить три дня без связи и палаток.

«Это был самый жесткий курс в моей жизни. Четыре топора сломались в первые три часа. Мы еле построили шалаш, развели костер на березовых ветках, который почти не давал тепла, а только коптил. Береза, как известно, дерево, которое впитывает влагу и из-за этого плохо разгорается. От гари мы постоянно кашляли, не могли ночью уснуть», вспоминает Михаил Бобошко.

Тогда их грела лишь одна мысль: после всего расслабиться в жаркой бане. По-настоящему страшно стало, когда мужчины пытались согреться у костра и почувствовали, как в одну секунду температура опустилась еще ниже, чем была, отчего по щекам резко ударило холодом.

Тренер особо виду не подавал и сказал, что все под контролем. Однако после этих испытаний он по секрету признался Михаилу, что ситуация была на самом деле очень серьезная.

Иркутянин тогда зарекся, что больше не будет проверять себя на прочность, но вскоре соскучился по курсам выживания. Он переехал на некоторое время в Санкт-Петербург, где такие тренинги проходили часто.

«Про ребят, которые выживали зимой в тайге больше трех раз, говорили, что они в огне не горят и в воде не тонут. Я прошел такие курсы около 20 раз», — отмечает Михаил.

Вскоре он поучаствовал во всех экспериментах, о которых прежде читал только в книгах.

«Потом меня позвали работать инструктором, в этом ремесле я уже четыре года», — признается иркутянин.

Выжить на необитаемом острове

Михаил знает, как выживать и при +45 градусах на необитаемом острове. Он месяц тренировал силу духа на одном из Мальдивских островов, когда готовил программу для очередного тренинга. Натягивал канаты, искал самую высокую пальму, продумывал безопасность для соревнований. Еще неделю он находился на острове в качестве помощника тренера.

«Мы поделили людей на четыре племени, которые должны были бороться за выживание. Если команда не побеждала, то могла остаться без еды, победившие получали инструменты, которые помогали добыть пищу или обустроить ночлег», — вспоминает экстремал.

40 минут под землей

На необитаемом острове Михаил попробовал похоронить себя заживо. Практика называется «Похороны воина» — это древний индийский ритуал. По словам инструктора, так в древности юношей посвящали в мужчины.

«Это практика направлена на то, чтобы оценить свою жизнь. Однако я ничего такого не ощутил. Сначала была легкая паника, но потом я успокоился и отлежал положенное время», — говорит тренер.

Эту практику мужчина проходил два раза. Самое максимальное время, которое он провел в могиле — 40 минут.

«Чтобы не задохнуться и поддерживать связь с окружающим миром, из могилы протягивают трубу. Поэтому опасности никакой этот тренинг не представляет, только нужно быть хорошо подготовленным», — признается Михаил.

Садиться нельзя

Одно из самых сложных испытаний для иркутянина было в осеннем лесу под Санкт-Петербургом, когда он трое суток стоял на ногах без сна. Садиться было нельзя. Потом, по идее, он должен был позволить себе хорошенько выспаться, но прилечь ему удалось всего на несколько часов — нужно было встать в шесть утра и ехать на работу.

«Теперь я знаю, что спокойно могу не спать три дня. И, когда меня клонит в сон, а надо работать, говорю себе: „Почему ты ноешь? Ты же переступил через психологический барьер, продержался 72 часа на ногах“», — подчеркивает инструктор по выживанию.

А еще Михаил несколько дней может жить без воды и еды. Он уже бросал себе такой вызов и продержался три дня.

Перед испытаниями мужчина все продумывает и следует сценарию, поэтому страха перед экспериментами у него нет, он подготовлен.

На вершине Эльбруса

Прежде, чем тренировать людей, Михаил изучает теорию, потом на практике испытывает все на себе, заодно и прокачивает внутренние психологические качества.

Так, иркутянин водил группы на Эльбрус. На вопрос, как он покорил шесть раз самую высокую горную вершину России и Европы, Михаил ответил, что Эльбрус не покоряют.

«Это природа, которую невозможно покорить. Осознание приходит, когда поднимаешься на вершину и не видишь ничего дальше своей руки из-за сильного ветра. А еще, когда смотришь вниз и видишь точки, а это люди. На Эльбрус поднимаются, взбираются, восходят… Мне, к примеру, нравится выражение „сходить в гости“», — отмечает иркутянин.

Первый раз спортсмену не удалось подняться на вершину. После он все предусмотрел и тщательно подготовился, нашел единомышленников и достиг цели.

Зачем и кому это нужно?

Науку выживания Михаил осваивает не для того, чтобы бросить себе вызов или испытать себя на прочность.

«Мне это нужно, чтобы быть здоровым, счастливым и как можно дольше прожить в здравом уме», — признается мужчина.

От уроков выживания иркутянин видит много пользы. Положительные изменения он постоянно замечает и в людях, которые проходят его тимбилдинги по выживанию.

После подобных курсов меняются бытовые ценности, воспитывается ответственность, человек учится быстро находить причинно-следственную связь.

«Чтобы дома появилась горячая вода, нужно просто повернуть кран. В лесу же надо найти воду, отфильтровать ее, развести костер. В комфортных условиях причинно-следственные связи найти непросто — это рождает безответственность. Выживание в лесу научит человека заранее заботиться о том, что пригодиться завтра», — говорит инструктор.

После суровых испытаний люди начинают ценить мелочи, не придираются к температуре кофе и не возмущаются из-за того, что в самолете поджимает коленки. В общем, относятся к неприятностям с легкостью.

Чаще всего к Михаилу обращаются организации ради сплочения коллектива. Руководители заказывают тимбилдинги, чтобы сотрудники «сняли маски» и попали в равные условия. Заодно смотрят, кто и как себя проявляет в стрессовой ситуации.

Детские тренинги, как и взрослые, учат ответственности.

«После таких курсов дети становятся более осознанными и требовательными к себе. Хотя на первых порах злятся. Например, когда им самим нужно разобраться, как ставить палатку. Я сам такие вещи не объясняю, чтобы научить их самостоятельности», — признается Михаил.

Кроме того, на тренингах житель Иркутска учит оказывать первую помощь. Ранее он прошел обучение по тактической медицине и стал членом общества Российского красного креста.

Инструктор отмечает, что курсы по выживанию пользуются успехом только в средней полосе России. В Иркутской области к этому пока не готовы. Возможно, людей пугает слово «выживание».

«Слово несет негативный окрас. Я ищу другое, более подходящее название. Не хотят люди выживать. Они хотят быть счастливыми и наслаждаться жизнью», — говорит экстремал.

Михаил признается, что раньше бросал себе вызовы согласно девизу «слабоумие и отвага». Сейчас он подходит к выживанию с умом.

«Думаю, к 40 годам я перейду в йогу и духовные практики, а еще, возможно, буду участвовать в марафонах и Ironman (триатлон, состоящий из заплыва — 3,86 км, заезда на велосипеде — 180,25 км и забега в 42,195 км)», — рассказывает экстремал.

Работу инструктора по выживанию Михаил совмещает с проведением уроков ОБЖ в школе. Дети его занятиями очень увлечены. Порой педагоги не понимают, почему ученики, как завороженные, слушают лекции иркутянина, ведь он дает ту же базу, что и они. Возможно, потому что Михаил — опытный практик и делится историями из собственной жизни.

Ольга Харнутова, WEACOM.RU. Фото предоставлено героем публикации

Комментарии

narhoznica  ◊ 28 января 2020 в 17:04
Он месяц тренировал силу духа на одном из Мальдивских островов Звучит неплохо
2

Для того чтобы оставить комментарий, вам необходимо войти на сайт